Галка

                                       

                       Москва – это город мечта.
Здесь люди встречаются и расстаются, здесь сходятся все пути, и сбываются  мечты.
Весна  в  Москве в этом году была ранняя. Цвели сады. Воздух пропитался ароматом. Ни ветерка, ни шевеления. Опадающие лепестки покрывали аллеи парка.                     
Галке  нравился этот город. В нём она уже бывала. И на этот раз она снова сопровождала груз.                     
                       Груз – это биологический материал. Лягушки и мыши специально  вылавливались и поставлялись из  Средней Азии  самолётом,   в  НИИ в Москву.
                    Когда процедура передачи была завершена, отметив командировочный лист, Галка поехала в ЦУМ.                  
Заказов было много, но всё по мелочи. Девчонки, с которыми жила  Галя в общежитии по соседству, просили купить только косметику. Сделав все покупки,  Галя  сдала багаж в камеру хранения.
                     До регистрации самолёта времени оставалось ещё  много и, чтобы как-то его скоротать, она пошла в сквер. Выбрала скамейку подальше от  отдыхающих. Присела, закинула ногу на ногу, повязала фиолетового цвета шарф на голову, заправив под него черные как смоль  локоны, откинулась на спинку скамьи и закрыла глаза.
                  Тёплое весеннее солнце  играло  с серьгой в её ухе, переливалось в светлом камне всеми цветами радуги. Ветерок шаловливо играл подолом шёлковой юбки. Галя попыталась погрузиться в сон. В её сознании проносились какие-то события, мысли путались, создавая сумбур в голове. Почему-то было не спокойно.
                  Галка   сидела на скамье, отключившись от всего мира, и пыталась заснуть.  Прохожие невольно задерживали на ней свой взгляд. Красивая, хорошо слаженная фигура молодой женщины, отточенные черты лица, смуглая кожа. На такую женщину нельзя было не обратить внимание.
                 Галка любила  одеваться по моде. Вещи покупала только дорогие и красивые. У неё не было случайной или наспех купленной одежды.
И на работу ходила как на праздник. От природы Галка была наделена естественной красотой и  поэтому обходилась без косметики. В     парикмахерскую  тоже не ходила. Свой, от рождения волнистый волос  всегда ложился в одно положение,  в укладке был послушен,  и проблем с причёской  не было.
                       Двое мужчин прогуливавшихся по аллее, остановились  около скамьи. Сказали  Галке комплимент, но она на это не обратила никакого внимания. Мужчины ушли.  Галя продолжала сидеть, создавая видимость задремавшей женщины. Она привыкла к тому, что её  везде   замечают. Или от яркого весеннего солнца или от  неспокойного дня,  Галка  погрузилась в сон.

                        В детстве, когда умерла мама, отец привёл в дом женщину и сказал, что она будет здесь жить, и что можно называть её мамой.
Тогда Галке было  восемь лет. Женщину звали  Ниною, к Галке она относилась хорошо, жалела. Вскоре родилась Ирина. Когда сестре исполнилось шесть лет, отец трагически погиб.  Время шло, Галя закончила десятилетку и решила  поступить в медицинское училище, но мать сказала, что учить дальше её не сможет: у самой здоровья нет (очень болели ноги – мучил варикоз).
                        Сосед, дядя Лёша работал бригадиром на  молочно – товарной ферме, и по просьбе матери взял Галку к себе на работу  - телятницей.
Молодую девушку взрослая жизнь поглотила сполна.
В пять часов утра она  уже на ферме. Дом, огород, младшая сестра, да и все заботы по дому легли на хрупкие плечи молодой  ещё совсем девчонки. Только иногда с подругами  ходила в кино.
                          Молодой зоотехник Василий недавно, после техникума приехал к ним в село на работу и сразу же приметил  красивую  девушку. Понимал, что  долго  одна не засидится.  В роду у неё  было намешано много  всякой крови.
Отец – украинец,  первый парень на деревне. Мать - смуглая красавица, гречанка. От неё она унаследовала чёрные как смоль волнистые волосы, да такого же цвета глаза.  Когда Галка пришла работать в большой взрослый коллектив, сама заметно повзрослела. Впервые вспыхнувшее чувство вскружило голову молодой девушке. Да и можно ли устоять, когда первый парень на деревне  обратил внимание на неё, а не  на медсестру Надежду или продавщицу Людмилу. 

                           Лето было горячим.  Молодёжь, поскольку все бессемейные были командированы  на работу, высоко в горы на выпаса,                            где  откармливали  молодняк. Галку тоже мать отпустила, с начальством  спорить не стала.  Василий, как мог,  помогал  на работе.  Ходили на горную речку Ак – Суйку, что протекала внизу по ущелью, ловили рыбу.
                           Очень быстрый поток перекатывается  по камням, а под ними форель, её выбивают палками и быстро ловят сачком. Форель большая, бывает, до семидесяти сантиметров в длину. Даже рыбой не пахнет. Настоящая рыбалка!  Уходили  в длительные прогулки  в горы на озёра. Только здесь ощущалось  всё невысказанное  о природе. Китайский лук, щавель  и лесной чай, росли диким способом недалеко от  стана. 
                           Всегда влажное утро от низко оседающего тумана обильная роса на траве и дурманящий запах хвои.  Везде росли  большие тянь - шаньские ели. По стволам бежала смола длинной  янтарной дорожкой. От тяжести  она обрывалась и большими тяжёлыми каплями  опадала в сухую хвою под ель. Жевать такую смолу -  считалось,  набираться здоровья на весь год. Пили лесной чай из трав, которые  Галя видела впервые.
                        Каждую свободную минуту Галка с Василием проводили вместе. Как-то было скучно и одиноко, если Василий по каким-то делам отлучался из стана. Теперь он в её жизни занимал всё свободное время и пространство. О нём она думала, когда работала, когда отдыхала, когда с девчонками ездили в Теплоключенку на ванны.  Да и вообще… Вася, Вася, везде Вася.
                      Наступил сентябрь и,  как бывает осенью,  участились непогодные дни. То пасмурно, а то продолжительный дождь.  Если в сентябре  в низине шли дожди, то в горах – обязательно был ливень.
                     Пришла телефонограмма о возвращении на зимовку. Утром после завтрака  приступили к сборам. Разобрали юрты, собрали кухонную утварь и погрузили на дроги, запряжённые волами. В середине дня по горной крутой дороге начали спуск в долину.  Обоз шёл медленно. Волы были умные и опытные животные, не один раз уже поднимали  в горы и спускали  в долину обоз.
                        Дождём во многих местах размыло дорогу. Прошли два поворота, на третьем последнем повороте колесо дроги занесло в промоину.
Глинистую почву из обочины  потянуло вниз, обоз остановился.
                       На первый взгляд  казалось, что если сейчас приподнять колесо и под него что-нибудь тяжёлое подложить, то можно тронуться с места.
                      Но за несколько дней дождливой погоды, наст на дороге напитался водой, и укрепления на обочине не выдержало. Дрога с поклажей  и быками стала сползать по склону в ущелье, вниз. Все замерли. Василий первый сообразил, что нужно делать. Он попытался отстегнуть ярмо, вытащив длинный штырь. Он сделал это, но скользкая трава и глина…  Василий не устоял, его накрыло чем-то большим и тяжёлым…
Это всё, что он  смог вспомнить уже на больничной койке.
                        
                     Что же с ним случилось,  как его  доставили в больницу?  Никто говорить не хотел. Молчали. Василию было очень больно. Травмы были тяжёлыми. Ребро проткнуло левое лёгкое,  разорвав его. Через сутки Васи не стало.
Галка от пережитого сходила с ума. Плохо соображала, что на самом деле происходит, да и всё, что дальше происходило, она  тоже не помнила. Часто теряла сознание, приходила в себя (или её приводили), и опять проваливалась куда-то. Очнулась от жгучей боли. Кто-то ударил её по лицу, да так сильно, что она прикусила щеку. Галка открыла глаза. Перед ней, нагнувшись, стояла пожилая женщина в белом халате. Она спросила:
       - Что делать будем, мамаша, если будешь так истерить, то кого тогда родишь? В голове наступило прояснение. Галка вспомнила всё. Невыносимо больно заныло в груди, появились не прошеные слёзы. И кое-как контролируя ситуацию, она собрала в себе силы, утёрла слёзы и, закусив губу,  чётко для себя решила-
"Теперь я мать, я одна, и как-то должна жить, а иначе пропаду." Вечером  Галка уехала домой. Мать, как ни странно, ничего не сказала. Только стала чуть повнимательней, Ирину попросила помогать сестре по хозяйству и не давать ей, поднимать одной тяжести. В селе все знали о произошедшей трагедии, не судачили, но сочувствовали и жалели:
             - Сама сирота, да ещё одно осиротевшее, не родившееся горе.
             С трудом, но  пережили зиму. Наступила весна, зацвели сады, и к майским праздникам у Галки родилась дочь. Васины родители не проявили себя никак. Их не радовало  рождение внучки, они сожалели о  потере сына и винили в этом Галку. Дочь у Галки была  копией своей матери.
Младенец, а волосы чёрные и волнистые, глаза круглые, карие, кожа  смуглая.  От Васи осталась только  чёрная родинка на левом предплечье  - память. Молодая мать уже привыкла к  мысли, что будет растить ребёнка одна и, как могла, строила свои планы на жизнь.
              Галкина мать пришла в родильный дом на следующий день. Долго смотрела на младенца через стекло, а уходя, сказала:
             - Мне долго не жить,  а вас троих я не потяну. Подумай о сестре,  да и о себе, ты ещё такая молодая и красивая…
Когда мать говорила таким тоном, всегда у Галки  по спине бегали мурашки.
Появлялся страх,  и от этого всё сжималось внутри.  Мать ушла, а Галка долго ещё сидела  и взвешивала каждое сказанное ею слово. Ночью  очень плохо спала, несколько раз соскакивала с постели, снился какой-то бред.
                Утром принесли на кормление малышку, но кормить  её Галка не смогла. От переживаний и бессонной  ночи у неё пропало молоко. Решение пришло само собой, и Галка написала отказную на ребёнка.
                              
                Из больницы домой не пошла, было пусто на душе, никого не хотела видеть. Переночевала у соседки. Утром зашла домой, собрала вещи, взяла паспорт и уехала в город. Слышала, что на Камвольно-Суконном комбинате работают много девчонок из их села. Утром первым рейсом автобуса, Галка уехала в город.  Устроилась в ткацкий цех  ученицей ткачихи, получила место в общежитии. Было тяжёло, уставала, но молодой организм быстро привык к новому ритму жизни. Работа была сменная, и когда выпадал  длинный выходной (суббота, воскресенье,и только в понедельник, в  ночь)  ездила домой в Беловодское.  Мать никогда не говорила на больную тему, как будто не было того  тяжёлого периода в их жизни, и постепенно  всё стало забываться.  И Галка поступила в вечерний техникум при комбинате.   

                               Прошло несколько лет. Галка работала мастером  смены в  своём цехе.  Ирина, сестра, окончив школу,  тоже уехала в город. Галка устроила её в свой  цех на работу ученицей ткачихи.  Добилась подселения  в свою комнату в общежитии, Теперь они жили вдвоём. С Ириной они были дружны.   Галка любила красиво одеваться, да и работа была такая, что целый день у людей на виду.   На работу она ходила как на праздник,  и женщины могли оценить её вкус к  изысканной одежде. Иногда денег не хватало на красивые, дорогие вещи.
Прочитав  объявление  в газете «… нужен курьер для сопровождения  биологического материала  в Московский НИИ, обращаться…», Галка первая из общежития  поехала в Москву. Это было хорошим подспорьем к зарплате. 

                            Прошло ещё несколько лет. Ничего особенно  важного в жизни Галки не произошло. Так, серые будни. Были знакомые друзья, были хорошие парни но, ни один не тронул её сердце. Матери не стало. Ирина вышла замуж, у неё всё сложилось хорошо.
Весна, конец апреля. Заоблачная мечта Галки – розовый , гипюровый костюм, нужны срочно деньги. И в этот  же день позвонили,  что нужен курьер  для сопровождения. Она согласилась на поездку.

                                  ***
                             Галка открыла глаза. Вот теперь она здесь, сидит на скамье и ждёт свой самолёт. Перебирает в памяти, все ли заказы выполнила, а времени ещё много до регистрации на самолёт.
Рядом, к соседней скамье подошла  молодая семья с девочкой лет семи. Девочка что-то говорила, что-то ей отвечали родители, потом  все смеялись. Галка скучала, и поэтому невольно стала прислушиваться к тому, что происходило на соседней скамье. Девочка опять смеялась. Смех был чистый, звонкий, такой заливистый, и такой знакомый.
"Девочка…  Я где-то её уже видела.  Где же,  ну где?"-
мучилась воспоминаниями Галка, внимательно глядя на ребёнка. Потом подумала:
                       "Да мало ли где,   зачем я себе голову ломаю? Мне это надо? Этих людей я не знаю, может, видела когда…"   
 Открыла книгу и начала читать, но что-то нарушало её покой, было тревожно на душе, а в голове крутился один вопрос:
                    - "Где?"                                  
Наконец Галка не выдержала. Закрыла книгу. Направилась к соседней скамье, подошла и спросила:
                     - Здравствуйте.  Куда едете? Дочь у вас так заразительно смеётся и красивая как кукла, волосы волнистые, а глаза…  и осеклась.
Галка вспомнила эти глаза, как  она могла  их забыть?
Она вспомнила  ВСЁ. Перед ней стояла  дочь. От которой  так  нелегко, но отказалась. Ошибки быть не могло, у Галки есть детская фотография, на которой она так схожа с этой черноглазой девочкой.
Это была минутная слабость. Взяв себя в руки,  и контролируя каждый вдох,  она  рассказала о себе, а за тем,  продолжила разговор мама девочки-         
 "Дочь зовут Марией,  фамилия Отказная, родители – Сергей и Марина Добровольские,  которые взяли на воспитание её  из дома малютки в возрасте двух лет (она всё о себе знает). А сейчас они едут к родственникам в Молдавию.
С Галкой случилась  истерика. Она плакала, слёзы бежали  по щекам, но она их не вытирала,  опустившись на колени и, чтобы не  напугать ребёнка,  почти шёпотом спросила  про родинку на левом предплечье.
Сергей,  молча, встал со скамьи, взял  Марию на одну руку, большую сумку -  в другую  руку и пошёл в сторону аэровокзала. Марина сказала:
                   - Да, есть родинка, но только Мария однажды сказала, что у неё будет одна мама. Она знает о своей короткой жизни всё, и знает, что другая мама тоже, когда-нибудь найдётся. Но вот любить двух мам сразу она не сможет.
                     Марина забрала оставшиеся вещи и ушла, а Галка ещё долго стояла на коленях  и плакала, не понимая, как она могла так жестоко обойтись с такой  умной, не по годам рассудительной девочкой.

                      Время словно остановилось, не было сил даже  пошевелиться.  Это было людное место, ходило много народа  но,  сколько времени так стояла Галка – она не помнила. Из забытья её вывело чьё-то прикосновение со спины, чьи-то тоненькие ручонки, обнявшие за шею и голос… тихий и  спокойный, в самое ухо:
                      - Ты меня не забывай, жди,  я,  наверное, тебя тоже люблю. Подрасту, и мы с мамой и папой к тебе приедем. Так папа сказал.   Ты только жди,  и больше не теряйся.  Что-то вложив в руку, она  чмокнула в ухо и убежала. Ещё долго стоял шум в ушах от поцелуя.

                        Из оцепенения Галку вывел мужской голос:
                        - Вам плохо?
                        - Да, мне очень плохо.
Немолодой уже мужчина помог ей присесть на скамью,  отряхнул юбку и протянув какой-то предмет, спросил:
                        - Наверное  ваше? - И положил его, ей на колени.
Это была маленькая кукла-пупс. Кукла-голышок, напомнила Галке о дочери. 
Она только сейчас поняла, почему у неё  до сих пор не сложилась своя семья,  и, наверное, никогда уже не  сложится. Мария родилась от большой любви, и этот росток - дар Божий, она не сохранила…  не сумела…  не смогла…


Рецензии
Здравствуйте, Лидия! Очень трогательный жизненный рассказ! Такие реальные истории встречаются в жизни. Понравилось как пишите! Творческих Вам успехов! С уважением, Вера. Приглашаю Ко в гости на сказки. С уважением, Вера.

Вера Мартиросян   13.09.2018 22:46     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.