Лучше поздно...

 
       В начале апреля месяца, в восточном районе города, в многоэтажном доме, что стоял на берегу реки, поселился у одинокой женщины на постой молодой человек. Звали его, Андреем. Баба Маша, хозяйка, сразу же прониклась  уважением к своему квартиранту. Он  ей понравился:  умный, общительный.  Имел свою машину, РАФ «ДЕЛИКА». Старенькая, потрёпанная, но всегда чётко заводилась, как говорят «вполоборота».  Работал, занимался грузоперевозками  по деревням. Иногда коробки выгружал  на балконе, но потом  их увозил.

       На третьем этаже в четырёхкомнатной квартире  жила семья: родители-бизнесмены и дочь, студентка  третьего курса университета - Юля.

     Огородники и любители отдыхать летом на природе начали перевозить всякую утварь на дачи. У Андрея появилась возможность подработать. Первой он перевёз бабу Машу, потом её соседку по даче.  В городской квартире он остался один.

      Приходили совсем незнакомые люди и просили помочь, Андрей  никому не отказывал. Но, каждый вечер прогуливался с Юлей по набережной реки. Соседки у подъезда судачили о нём - "парень-то не плохой, но отец девушки вряд ли позволит ей связать свою судьбу с молодым человеком не их круга". 
      Юля пригласила Андрея в гости на воскресный обед. Хотела ближе познакомить со своими родителями, отношения того требовали, да и Андрей серьёзно думал о создании своей семьи.

     Надев светлый костюм, сиреневого цвета рубашку и коричневые туфли, с букетом белых хризантем к шести часам вечера он подошёл к двери квартиры в которой проживала Юля, и позвонил. Двери открыла хозяйка, улыбаясь, пригласила войти. 

      В зале стоял большой овальной формы стол, накрытый белоснежной скатертью, сервированный столовым сервизом из белого фарфора с  позолоченным рисунком и дорогими столовыми серебряными приборами.   

    Из своей комнаты вышла Юля. Андрей подал букет цветов хозяйке Веронике Андреевне, и та, взяв цветы, удалилась, чтобы поставить в вазу. Хозяина дома не было, он задерживался.

         Юля явно была чем-то расстроена, но пыталась шутить и улыбаться. Времени  много прошло,  но хозяин так и не появился и не позвонил.  Вероника Андреевна сетовала на задержку мужа, что уже всё остыло.

        Андрей засобирался, объяснил, что уже поздно, а завтра рано вставать. Юля проводила его на площадку и закрыла дверь.  На лестнице  этажом ниже он столкнулся с Юлиным  отцом, Иваном Николаевичем. Андрей его поприветствовал, протянув правую руку, но тот лишь кивнул головой, словно не заметил жеста. Встав на ступеньку выше и глядя сверху вниз, сказал:
       - К моей дочери не ходи! Не для того я её растил, чтобы она с молоду нищенствовала, жила по съёмным квартирам и существовала на твои рублёвые заработки. У меня три магазина и ты не представляешь, сколько надо сил и времени, чтобы это всё крутилось.
         Не дожидаясь ответа, он повернулся и, подойдя к двери, открыл её своим ключом.

       У Андрея не хорошо заныло в груди. Такого отношения к себе он никак не ожидал. Ночью ему не спалось.  В голове стучала одна назойливая мысль:
«Позвонить, поговорить бы с отцом, попросить у него прощения за свою выходку».
Андрей обижался на  отца «тоже Андрея», винил его во всех своих бедах.

         Отец - бывший военный лётчик. Давно, когда распалась его лётная часть, они с другом Иваном, сослуживцем продали только, что приобретённую   недвижимость, легковые машины, купили тогда ещё новую газель «Делика» - одну на двоих, и выехали из Таджикистана в Россию. На окраине  города, что встретился на пути, купили большой дом. Разделили его на две половины и обустроили.

        У Ивана,  сын Стасик ходил в третий класс,  Андрею было всего шесть лет, но дружить мальчишкам разница в четыре года  не мешала.

      Офицеры - два друга Андрей и Иван, рискнув,  взяли в банке кредит. Выкупили у закрывающегося общества ДОСААФ взлётную полосу и пару лёгких спортивных самолётов. Отреставрировали их и открыли курсы по  обучению полётов.  Через несколько лет их бизнес расширился.  Построили сауну у реки, два домика для отдыха, в городе - два охотничьих магазина,  открыли  бар «Мороженое».  Прошли годы, к ним в помощники подключились повзрослевшие сыновья.

     На работу принимали только мужчин, уволенных из рядов армии или после «мест не столь отдалённых», отсидевших  за драку или по глупости. Официанты, продавцы, повара и технички – это были здоровые накаченные парни. Никакой «крыши» над ними не было, связываться с ними боялись. Но порядки были жёсткие, армейские: никогда не было никаких  разборок во хмелю  или драк по праздникам. Подпитым гостям  вызывали такси, оставляя на своей стоянке их транспорт, или сопровождали захмелевших посетителей до дома.

       Всё было бы хорошо, но Стасик женился на девушке  Марине, работавшей медсестрой в городской больнице. Её младшую сестру Наташу взяли на работу в бар «Мороженое». Андрей и Стасик были очень дружны долгие годы, но здесь Андрей возмутился: «Как это так, у Стаса совсем нет времени на друга, да ещё и Наташу пасёт как пастух!»
       Отец одёрнул сына, упрекнул его в бесшабашности и бездушии - "ведь у девчонок родители давно умерли, и Марина для Наташи как мать. А у девчонки такой возраст, что нужен глаз да глаз". Вот тогда, Андрей  сильно обиделся на отца, наговорил  в ответ много колкостей. Отец, те же слова сказал, что и Иван Николаевич, да ещё и добавил: «Знаешь, сынок, сколько нам пришлось  выслушивать в свой адрес  несправедливых слов - унижали, а в нашем обществе это могут, и запросто, но я никак не ожидал такого от родного сына».
    
        Андрей вспылил и сказал, что уедет от них, и сам начнёт свой бизнес. Инструктор по полётам он хороший,  и его везде возьмут. На что отец  ответил:
        - Ну,  и начни, только  «Мазду» дома оставь, а вот «Делика» тебя не подведёт. Нам-то она хорошо помогла.
 Покидав   в «газель» свои вещички, наспех попрощавшись с мамой, а в сторону отца даже не посмотрел. Сел за руль, и вот уже второй год колесит  по дорогам России, надолго нигде не задерживаясь. На жизнь хватало, сколотил небольшую сумму, но на бизнес таких денег не хватит, даже задумываться не стоит. Одно понял: машина должна работать как часы, чтобы на бензин всегда были деньги, на квартиру и на проживание.      
                        ***
     «Мне двадцать девять лет, сколько же можно болтаться, прав Иван Николаевич, прав» – так думал Андрей.  Ночь прошла в кошмарах. Утром, на лавочке в сквере он  ожидал свою избранницу. Вскоре мимо прошёл её отец и даже не посмотрел в его сторону. Намного позже появилась Юля.  Выглядела она неважно, веки припухли, по-видимому, ночь ей далась тоже  бессонная.

        - Юля, надо поговорить, присядь, пожалуйста, – сказал Андрей.  -  Иван Николаевич прав,  ну что я тебе могу дать? Я уехал из дома больше года назад, винил отца в своих неурядицах. Но многое понял, и мне надо наладить со своей семьёй отношения, попросить прощения, я ведь им даже не звонил – вот такой я.   Не молчи, скажи что-нибудь…
           -  Знаешь, я сегодня с родителями поговорю, а потом ты придёшь, всё расскажешь о себе.  В нашей семье так не бывает, чтобы что-то оставалось недоговорённым.  Отца тоже можно понять, я единственная дочь, у нас родных-то никого нет.  Потом  будет ясно, что дальше делать. Я не хочу ломать отношения с родителями, делая глупые ошибки,  мы нужны друг  другу, да и тебя терять не хочу.

           В девять часов вечера позвонила Юля и сказала, что ждёт Андрея дома.  Когда  Андрей подошёл к двери их квартиры,  вчерашнее чувство беспокойства и тревоги снова охватило  его. Постояв несколько минут, он всё же решился позвонить. Дверь открыла Вероника Андреевна, пригласив гостя войти.  Войдя в комнату, Андрей всех поприветствовал,  отец Юли пригласил гостя присесть  на диван.

         Иван Николаевич спросил:
         - Где ты жил пока не приехал в наш город, кто твои родители и чем занимаются? Что ты за человек, и чем занимался, какое имеешь образование?  Нам интересно о тебе знать всё.

        Андрей рассказал о родителях, их совместном бизнесе с другом отца Иваном, о себе:
        - Служил в ВДВ – десантник. После армии  по совету отца поступил в Омское лётно-техническое училище гражданской авиации, специальность - пилот.    
Три года летал на ЯК-42 вторым пилотом.  Решил помочь отцу, два года был инструктором в клубе. Устраивал шоу в небе, легкий пилотаж  из  нескольких фигур.  Потом сам не знаю, что  со мной случилось. Обиделся на друга, на отца – всех обвинил, собрался и  уехал. Вот и всё.
        - Нет, не всё, - сказал Иван Николаевич, – давай-ка налаживай отношения с родителями. Думаю, что человек ты неплохой, да и на такие самолёты,  на которых  ты летал, кого попало не посадят.  Моя мечта с детства – это самолёты. Кто в небе, тот ближе к Богу. Не осуществилось,  не сбылось, здоровье не  позволило. А ты давай, восстанавливайся в авиации,  на машине пусть заруливают «рождённые ползать», а у тебя есть крылья!  Звони родителям, езжай домой, а мы будем ждать от тебя хороших новостей.
        Андрей никак не ожидал такого поворота событий. Что-то в груди расширилось, стало тяжело дышать. Он поблагодарил Ивана Николаевича и поспешил попрощаться.  Вероника Андреевна попыталась его остановить:
      - Андрюша!  А чай!
      - Спасибо, в следующий раз. Юля, я тебе позвоню, - обратился  к тихо сидящей девушке. Попрощавшись, он вышел.
 
     В сквере на лавочке некоторое время он сидел задумавшись. Перебрал в своей памяти и годы учёбы, и службу в армии, и полёты. Но с родителями как он смог так  жестоко обойтись? Эгоист! Чистый эгоист!  Спасибо Ивану Николаевичу, подтолкнул, поверил! В руке Андрей держал телефон, быстро нашёл в адресной книге номер отца и позвонил.  Тут же услышал в ответ:
       - Да, сынок.
       - Пап, прости, я еду домой.
       - Давно пора, что-то задержался, мы с мамой тебя ждём. Через час Андрей выезжал из города,  который стал ему родным, и где остались ждать его вестей ставшие  дорогими  ему люди, и  любимая девушка – Юля.
    



*РАФ «ДЕЛИКА» - микроавтобус
**ДОСААФ – добровольное общество содействия армии авиации и флоту   

фото из и-нета                            


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.