Три записки Даниэлю

                     Записка  первая

     Странно. Но я раньше. Еще раньше…В эпоху борьбы
фантастической реальности и простой, повседневной ре-
альности, – я не понимал серьезной зацикленности на сво-
ем теле у взрослых. Они столько времени и тревог посвя-
щали его наслаждениям или возникающим угрозам, или
возможности возникновения угрозы…их наслаждениям.
     О женщинах ни одного иронического слова. Они сами.
И их тела – это абсолютная субстанция, всегда готовая к
мифам о ренессансе.
     Время и женское тело – это коллизия жизни. Не на
жизнь, а за жизнь, в той самой фантастической реально-
сти, которая свойственна была и мне в юных величинах.
     Но если говорить в сегодняшних величинах, отноше-
ние к самим женщинам давно уже дуалистично и противо-
речиво, по-моему, следующее из природы самого объекта.
     Как это мне раньше приходило в голову? По вечерам
мы охотились на майских жуков, этих летающих носоро-
гов. И нам ничего не стоило подражать им… Легкая кон-
ница, кое-где надо было поработать кентавром, взрослые
фашисты и юные партизаны – нам давались особенно лег-
ко. Если надо – возникали собаки и учителя, дельфины и
павианы.
     А сейчас сидишь в своих останках, как дурак. Не
жужжишь и никуда не скачешь…
     Вычисляешь предполагаемые генетические заболева-
ния и ненароком – приобретаемые…
     Но помимо этого всего прибегает к тебе каждый день
Время и спрашивает: – Ну что? Твою мать! Подними задни-
цу! Да не ту!? Ту, что в мозгах! Попробуй сделать ею круго-
вые движения… Приседания… Ну что? Тяжело? А как по-
живает простатит с геморроем? Ещё не проживают? Ниче-
го…Та задница, на которой сидит твоё сознание, страшней
и значительней её телесной однофамилицы.
     Возраст – это Время, уже пойманное в конкретное
тело. Чтобы от него избавиться, надо либо перекочевать в
другое тело, либо нарушить ход времен… Либо задумать-
ся над методикой подсчета.
     Является ли твоё тело мерилом твоего Времени? Или
есть принципиально другие хронометры и часовые меха-
низмы? Кто – то сказал, что Время обмануть нельзя… Об
этом стоит подумать…
     А если, например, с ним договориться? Или само Вре-
мя этого захочет? Не надо никого и ничего обманывать.
Но всегда стоит поискать «компромат» на очевидное и не-
пререкаемое. Мы знаем только то, что мы знаем…А знаем,
пока помним. Остальное, нам кажется, что мы знаем…Всё
остальное оказалось далеко проникающей ошибкой. Если
даже весь этот «микс» засчитать в актив, хватит ли нам
академической глупости или отчаянной веры в ученость, а
главное, Времени произнести нечто вразумительное о Вре-
мени – как о теле…
* * *

                        Записка  вторая

     Лет до восьми – десяти я учился жить в маленьком
теле. Иногда меня было меньше, чем тела. Иногда – на-
оборот, оно было мне мучительно мало… Моя природа
меня не подвела.
     Всякий раз диспропорции каким-то образом устраня-
лись, и я благополучно процветал дальше… Как плющ, с
каждым годом я карабкался всё выше и выше. Вскоре у
меня появился интерес к чужой жизни. Отсюда, навер-
но, я с упрямой аккуратностью заплетал окна, прилипая
к стеклу мокрыми ушами, просматривая и прослушивая
всё насквозь. Меня интересовало всё. Но особенно то, что
меня интересовать не должно. Не должно, и всё!
     Таким образом, ни о какой гармонии в моём развитии
не могло быть и речи. Я стремительно взрослел, оставаясь
ребёнком… И когда кто-нибудь говорил:
     – Мальчик рассуждает не по годам, – я как будто бы
не знал, сколько мне на самом деле лет…
     Значительно позже, я всё ещё слышал в свой адрес:
     – Удивительно, он рассуждает, как старик… Некото-
рые девушки так и говорили:
     – Ты такой рассудительный и книжный, как старик…
     – О, мои дорогие, если б тогда я мог понять, что ин-
теллектуальные способности и духовные качества – это
лишь обыкновенный предлог для выполнения более от-
ветственной, исторической миссии.
     Самца, способного не только уверенно и пылко осу-
ществить в полной мере любовь. Не просто любовь, та-
кую, как у всех, а именно такую, какую нельзя ни с чем
сравнить… Тогда я ещё не знал, что, пожалуй, в этом ка-
честве только и могут проявляться все остальные добро-
детели, достоинства и прочее сопутствующее счастью –
например, гардероб с библиотекой…
     Увы, но я действительно был маленьким старичком в
детстве. Немного утешает, что не всегда.
     Быть маленьким старичком – значит иметь своё осо-
бое детство. Детство – эмбрион старости… Господи, где су-
дьи мои? Где? Кстати, уже тогда я задумался о том.
     Как считать возраст? По телу и его кондициям? Или по
образу мыслей? Или душевным тревогам? Тело здесь при-
чем? А если причем, то насколько?
     Парадокс состоит в том, что именно такой тип людей в
детстве и юности чувствует себя значительно старше своих
лет – по мироощущению, по самоощущению своего возрас-
та. Но начиная осваивать другие хронологические величи-
ны своей жизни, оказываясь, как говорится, «в возрасте»,
поражаешься совершенно другому – своей «молодости», све-
жести воображения и умственному беспокойству.
     Так где? Когда и кем ты есть? И не только какой ты?
Но и кто ты?
* * *
                         Записка  третья

     Было время когда телевизоров не было. Конечно, та-
кая фраза не должна существовать, поскольку легко мо-
жет обратить в смятение и даже полное недоумение своей
неправдоподобностью современного обывателя. Посколь-
ку может оказаться за пределами давно существующих
представлений о доступных и привычных способах по-
лучения информации. Продолжая разговор о совершенно
«невероятных вещах», вроде того…
     – Как же они раньше жили? Или…
     – Ну разве это жизнь? Отстой! – невольно начинаешь
вспоминать некоторые особенности того времени, кото-
рые, казалось бы, должны быть обязаны своим появлени-
ем электрическому чуду на тумбочке, заменяющему для
всех не только икону, но и пастора. Хотя теперь понима-
ешь, что не только их…
     Тогда ещё было «детское время», и пока эта фраза в
твой адрес произносилась, ты находился в счастливой
поре. Ты находился в сладковатом пюре Времени. Оно
было эластично, растягиваясь до невероятных ощуще-
ний. Оно было таким медленным, крадущимся или даже
вообще исчезающим со своего пьедестала. Действитель-
но, иногда Время как будто исчезало куда-то… Жизнь
стояла, ждала его появления и такие простои были не
редкость.
     «Так …», – говорили существа из «другого мира», ко-
торые, как казалось, были со временем накоротке, были
хозяевами Времени.
     «Так… А вы что здесь делаете? Уже «детское время»
закончилось»… – И мы понимали, что незаконно вторга-
лись в какую-то другую жизнь, где есть другое Время, с
другими возможностями и правилами. Что где-то, меж-
ду всем этим, проходит граница, и за этим всегда следят.
     Первыми признаками того, что у тебя появились
шансы перейти Рубикон, могут быть бодрящие фразы:
«Да ты уже взрослый парень? Мужик!» Или: «Ты что, ма-
ленький что ли?»
     Или фраза, которая может стать ключевой:
     «Всё, дорогой, «детское время» закончилось, пора отве-
чать за свои поступки!»
     При всей кажущейся привлекательности того, что там
мерещилось… Там, в зоне взрослого мира. Потеря детства…
Всего фантастического пространства детства, где Время ве-
дет себя, как непослушный ребёнок, т.е. на самом деле яв-
ляется «Детским». Эта потеря, которая отчасти восполнима
только людьми, у которых икона в душе и часто не работа-
ет телевизор.
     Чтобы увидеть музыку, – надо прикрыть веки… Чтобы
написать стихи, – надо хотя бы изредка обитать в траве у
реки… Именно там, где чаще всего детство пускает свою че-
репаху со слезами в глазах…


Рецензии
Откровенно говоря, Александр, ни...чего не понял!

Александр Багмет   20.09.2014 16:34     Заявить о нарушении
Благодарю. Скорее всего - это происходит из-за отсутствия некоторых способностей у автора.

Александр Лейбо   20.09.2014 19:04   Заявить о нарушении
Да, конечно, я дураковатый...

Александр Багмет   20.09.2014 20:08   Заявить о нарушении
Александр, бросьте Вы ей Богу - это всё, ничего не стоит...

Александр Лейбо   20.09.2014 21:59   Заявить о нарушении