Золотые годы ч. 11 Прощание

Уже подходила к концу моя ординатура. В мае в институте проводился как бы экзамен. В один день все хирурги-ординаторы из разных институтских клиник собирались перед комиссией. В комиссии - профессора и доценты. Наш доцент Николай Антонович там тоже сидел. Каждый сначала представлял свои результаты, в основном, какие операции и сколько сделал сам, на каких помогал. После этого задавали вопросы каждому. Ординаторы больших институтских клиник с удивлением посмотрели на нас, впервые услышав о существовании такой кафедры. Но пустили сесть рядом, мы ведь формально - такие же, как они.
 
Наши бумаги попросили сдать в комиссию, потом вызывали и спрашивали, все проходило весьма дружелюбно. Комиссия попросила всех подождать до оглашения результатов. Мы вышли в коридор.  Из-за закрытой двери голоса спорящих постепенно делались громче. Легко было догадаться, о чем начнут ругаться. Сюжет повторялся из года в год.

 - Клиническая ординатура дается, чтобы доктор научился клинически мыслить! Слышите, мыслить, а не только руками работать, - долетал до коридора дискант одного из профессоров.
 - А они у меня и мыслят, - басовито окая, нараспев отвечал Николай Антонович. - Руки работают, а башка мыслит, друг другу не мешают. А у вас операционную во сне видят.

 Да, там, где у нас стояли трехзначные числа операций, у бедолаг из знатных клиник стояли единицы.  За это я снова благодарил и кафедру, и больницу.

 Но в больнице в эти дни было невесело: уже объявили, что через три месяца оба отделения закроют на большущий ремонт. И если анестезиологов временно пристроят в кардиологию и реанимацию, то хирургов просто уволят.  А уже после ремонта через как минимум парочку лет, можно будет вернуться и поговорить. Кафедра приготовилась к переезду в другую больницу. Я после малоприятных поисков смог найти место, где ждала нелегкая работа. Мой первый заведующий порадовался за меня и дал верные напутствия:

 "Запомни, никогда не говори, что у нас это делали так, только если спросят! И вообще, придешь и сам убедишься: в другом месте и больные другие, и лечат по-другому. И учти, больным там подходит именно то, что они делают". 

Так оно и есть, неоднократно убеждался в его правоте.

Я уже проработал месяц на новом месте, осваивался. А коллеги из  прежнего в один прекрасный вечер позвали отметить прощание со старой больницей. 

 Мы собрались как заговорщики.  Дом опустел, но еще не вынесли всю мебель, не отключили свет и воду. Мы свободно зашли через бывший приемный покой,  прошли мимо опустевшей и стойко вонючей клетки, поднялись по лестнице, миновали осиротевший коридор отделения. Из ординаторской еще ничего не вынесли. Сестры пришли пораньше, приготовили стол. Каждому предлагалось вспомнить что-то хорошее или произнести тост. Мы вспоминали, смеялись, грустили, помянули нашего дорогого В. А., выпили за здоровье профессора, который немного приболел. Когда дошла до меня очередь что-нибудь сказать, я посмотрел на всю честную компанию, и тост родился сразу:

"Во всяком хорошем доме живет его добрый дух. Давайте выпьем за самого доброго духа нашего дома. Парфенна, за вас, дорогая!"

Все закричали "ура", я протиснулся поближе к тостуемой и заметил, что она тихо плачет. У доброго духа отбирали дом.


Рецензии
Сергей, поздравляю: по-настоящему хороший цикл небольших жизненных миниатюр, объединённых общими темой и настроениями и оформленный удачными обложками. Творческая удача!

Эргэдэ   18.08.2017 16:27     Заявить о нарушении
На это произведение написано 25 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.