Рассказ Марии

  Августовское Утро. Ярко огненное солнце неторопливо поднималось к своему зениту. По голубому небу медленно двигаются редкие, ярко-молочные облака. Они словно белые лебеди, распластав свои огромные белоснежные крылья, медленно плывут по поднебесью
  А кругом стоит успокоительная тишина. Воздух пропитан теплом, запахами: малины, цветов и зелени. Всюду покой и умиротворение.
 Создается впечатление, что ты являешься свидетелем законченной творческой работы юного дарования. Но вот, в какой-то момент, он может лишним мазком кисти нарушить эти удивительные, ярко бархатистые тона природы. Говорят, подобное лето в Белоруссии бывает редко.
  Мы вдвоем сидим на качели. Душный воздух неподвижен. сверху от солнечных лучей нас прикрывает тент. Движением ноги я привожу ее в легкое покачивание, создавая приятное ощущение прохлады.
  Громадный дворовый пес, развалившись в тени веранды, с любопытством поглядывает на нас своими полуприкрытыми глазами. Он дремал, чутко прислушиваясь ко всем движениям происходящим во дворе. Кажется, что вот сейчас зазвучит его громогласный лай.
  Я сидел молча в ожидании рассказа. Предаваясь своим мыслям, она сидела прямо, глядя куда-то в даль не обращая внимание на окружение. Очевидно вновь и вновь вспоминая свое тревожное детство и весь пережитый ужас.
  Годы изменили черты ее лица, но крупные, выразительные серые глаза по-прежнему строго смотрели на окружающий мир. Иногда что-то происходило с ней и тогда в ее глазах появлялось какое-то детское любопытство, очевидно она для себя открывала какие-то новые миры или вспоминала свое далекое детство.
  Тишина. И только легкое поскрипывание цепей чудесной качели, любимой забавы хозяев, нарушало покой.
- Вся моя жизнь, - слышу тихий голос, - это преодоление. Она вновь замолчала, очевидно о чем-то думая. От природы мне досталась- везучесть. Иначе - как расценить, как выдержать все происходившее в моей жизни. Глубоко вздохнув она продолжала.
- Сорок первый год, - начала свой рассказ Мария (домашние в семейном кругу зовут ее «Маней»), - мне шел шестой год, - она замолчала, очевидно вспоминая пережитое и тяжело вздохнув продолжала.
- Немцы бомбили Оршу. Под городом шли ожесточенные бои. Она вновь замолчала. Не просто давался ей рассказ.
- Отец в первый день войны был призван в армию. Мы с мамой, в колонне беженцев бежали на восток  С нами семейство Серафимы Аркадьевны.
-Сколько мы испытали страхов, рассказывать не буду. Об этом ты писал  по рассказам тети Серафимы.
- После нашего освобождения от полицаев и брожения по лесам, с большими трудностями добрались до наших. Это уже была глубокая осень. Тяжело вздохнув она продолжала.
- Расселили нас в каком-то селе при воинской части, находившейся в резерве. Наши мамы как могли помогали воинам, стирали белье и бинты, ухаживали за ранеными.
  Дальше мы долго ехали поездом. Прибыли на станцию Рассказово Тамбовской области. Здесь нас хорошо встретили, расселили по домам. Наконец то мы облегченно вздохнули. Наши мамы где то работали,а на дворе зима.
  Но наша радость была короткой. Вновь идет наступление немцев. Соседнюю станцию бомбила авиация. Нас срочно эвакуировали.Пассажирского транспорта не хватало. Мы  оказались в товарном поезде идущем в среднюю Азию.
  Шел новый сорок второй год. На дворе мороз. Поезд шел медленно и долго, сутками простаивая на станциях и полустанках. За вагонами с ревом и стоном носилась вьюга, засыпая дороги и поля снегом..
  В вагонах холодно, сквозняки. Через большую входную дверь снег и ветер в бесовской пляске проникали в вагон. Буржуйка всех обогреть не могла. От холода люди болели и умирали. При остановках на станциях трупы выносили из вагонов.
  Ехали мы более месяца, наконец прибыли в город Чимкент. В пути заболела моя мама. Ее положили в больницу, расположенную на окраине города. В палате лежало двадцать человек. А меня куда? Что бы не потерялась, положили  вместе с мамой на одну кровать. Однажды ночью мамочка умерла, а я сильно заболела.
  В эти ужасные дни мне исполнилось шесть лет. Вместе со взрослыми держать в палате меня не могли поэтому,больную на подводе повезли в детский дом. Я очень ослабла, ходить не могла, падала. Меня вновь положили в больницу. Опасная болезнь надолго пригвоздила к постели. Никто не думал что я выживу.
  Из детского дома регулярно приходили люди и спрашивали,- она еще живая?
Сколько времени я пролежала, теряя сознание? Трудно сказать. Кошмарные события, потеря близкого человека, болезнь, навались на меня тяжелым грузом.
  Но я выжила. Я начала медленно поправляться, но была еще очень слабая.
-Тебя нужно подкормить, так сказали те , кто заботился обо мне, кто забрал меня из больницы и отправил в дошкольный детский дом, Там хорошо кормили,
  О своих родственниках я ничего не знала, Когда пошла в школу и научилась читать и писать, отправила письмо в Рассказово, Анне Мордвинцевой, женщине приютившей нас в трудное время. Но ответа не получила.
  А война шла, Теперь наши войска продвигались на запад освобождая от врага родную землю. Мы детдомовские, каждый день внимательно слушали сообщения  СовИнформБюро.
   И вот освобожден  мой родной город, Как передать мои чувства, как рассказать тебе о том, что я испытывала в те дни, находясь далеко от родного дома. Дети детского дома поздравляя меня, подарили игрушку которую я хранила долгие годы.
   Закончилась война. Трудно передать наше состояние. Трудно сегодня рассказывать об этом. Детский дом шумел. Мы плакали, обнимались. Жаль,что наши мамочки не видели этих счастливых дней и нас, уже серьезных, привыкших принимать удары судьбы.
   Победа-это счастливое ожидание перемен и в нашей жизни. Я училась в третьем классе. Здесь я вступила в пионеры и с гордостью носила красный галстук.
   Но пришло время расставаться с приютом. Нас отправили поездом на Украину. Мы были счастливы, где-то рядом родная, истерзанная Белоруссия.
   Привезли нас в Дрогобычевскую область. Это два часа езды от Львова. А здесь свирепствовали бендеровцы. Здесь каждый день они убивали мирных жителей. Каждый день похороны.
   Мы были запуганы. Пионеров преследовали за ношение галстуков. А мы их носили, но за ворота детского дома выходить боялись. Нашу любимую воспитательницу убили.
   В эти дни в Оршу вернулся из госпиталя мой дядя, отец Арона. Израненный солдат
спешил домой к семье, а пришел на пепелище своего крова. Его семья погибла. Погибли два брата и сестра. Никого...из его большой семьи. Трудно представить себя на его месте. Опустил голову солдат,- да что-же за судьба мне досталась? Как жить дальше?
   А жить как-то надо. Город поднимать из развалин и пепелища надо. Память о погибших сохраняя, нужно искать тех, кто сегодня жив. Стал он искать своих родственников и как-то узнал обо мне.
   После ранений он не мог ехать, да и пропуска на въезд в область не было. По его просьбе, приехала за мной девушка из Могилева. У нее был пропуск.
-У кого не замирало сердце при возвращении в родные края после длительной, вынужденной разлуки7  Я вернулась на свою истерзанную, израненную, но не покорившуюся врагу Белорусь.
-Меня встречал дядя. Трудно передать первые минуты встречи. Мы плакали. Плакала я уткнувшись лицом в солдатскую гимнастерку, Плакал бывалый солдат обнимая меня, единственную сохранившуюся в живых.
  -Так мы и жили. Я пошла учиться в пятый класс. Дядя к тому времени женился. Семья стала увеличиваться. Появился новый член семьи Арон. Жили мы в маленькой однокомнатной квартире, как говорят,- в тесноте, да не в обиде.
   Дядя взял земельный участок. Он был мастером на все руки. К октябрьским праздникам мы переехали в новый дом.
   В пятьдесят первом году с Урала, к нам приезжала Серафима Аркадьевна.
И опять радость встречи. и опять воспоминания,  слезы радости и долгий разговор.
   В пятьдесят втором году, закончив пед училище, меня направили работать пионер вожатой в глубинку Могилевской области. Там, при керосиновой лампе, готовясь к занятиям, я познавала азы педагогики, учась в Государственном университете.
   Здесь я встретила свою первую любовь. В свободные часы, вечерами, я бегала на свидание по весенней грязи в растоптанных, резиновых сапогах. Мы решили летом пожениться. Но этому помешали  обстоятельства. Пришло письмо из Томска. В нем сообщалось, о смерти его мамы. Он срочно уехал. Предварительно мы договорились,
после его возвращения у нас будет свадьба. Но и этого не случилось, он не вернулся.
   Она замолчала. Во дворе тишина, словно все замерло в ожидании продолжения рассказа этой сильной женщины. Ей не легко давались воспоминания,
  -У меня родилась дочь,- продолжала свой печальный рассказ Мария. -После окончания университета меня направили работать в Гродненскую область Там жизнь была более цивилизованная. После трех летней отработки, я работала В Минском районе.
   -Дочка росла. Мой бывший жених, узнав наш адрес, трижды приезжал к нам. У его была где-то семья, двое детей. Он предлагал совместную жизнь и развод с женой. Я об этом не хотела слышать, предав однажды... У него было двое детей, как можно...
  - Так и живу,-закончила свой рассказ Мария, Я однолюбка. В Минске у меня одно комнатная квартира, за городом дача. И возраст мне не помеха. Скучать не приходится. Да и Оршанцы без внимания не оставляют,
  -Сегодня я уже прабабушка,- ее глаза увлажнились.
  -Моей правнучке два годика, И я молюсь о том, чтобы все невзгоды обходили их стороной. Тяжело вздохнув закончила,- достаточно того, что испытало мое поколение.
   Она замолчала. Качель замерла. Наступила гнетущая тишина. На дворе  полдень. На небосводе  что-то менялось. У белокрылых лебедей потемнели крылья. Слабый ветерок пробежав по двору, нежно перебирал листочки деревьев. Они отвечали ему ласковым шелестом.
   Я долго не мог успокоиться после услышанного. Сколько испытаний выпало на долю этой маленькой на первый взгляд, беззащитной женщины.
   Перед Марией появилась двухлетняя правнучка.
  - Бабушка, идем обедать, она протягивает к ней свои маленькие ручки. Мария встала с качели и взяв девочку  отправлась в дом.
   Я смотрел им в след.
   Глубокой ночью , мы с женой уехали из гостеприимного дома, С собой я увез память о человеке, с которой  ожидал встречу длительное время. Мирного неба Вам люди,


Рецензии
Виктор, стольким женщинам войны и другие события сделали одиночество и холодные постели вечными спутниками.Это больно и неправильно. Но женщина - это сила Земли, на ней держится её плодородие. Вы отогрели душу трогательным рассказом о героине, сумевшей жить и радоваться солнцу, людям и своими потомками.

Валентина Визирская   31.10.2017 14:44     Заявить о нарушении
Спасибо Валентина.
Вы знаете, моя "сумка" полна чудес.
В 41 я встретился с семейством Серафимы Аркадьевны. У нее была дочь по имени Лиза.
Мне было четыре года, ей два. Через четырнадцать лет я встретился с Лизой в другом совершенно для меня городе. Она стала моей женой. Ее мама много рассказывала о трудностях своей судьбы, о войне, о девочке Маше. И вот проходит 57 лет, я в Белоруссии встречаюсь с Марией. Это же чудо... Она уже в преклонном возрасте, но и сегодня, как Вы подметили, радуется солнцу, людям, своим потомкам. А я об этом пишу в своих "Воспоминаниях". Творческой Вам удачи.

Виктор Костылев   31.10.2017 20:30   Заявить о нарушении