Только Творцу по силам...

                                                            
                      Вечером, после первого  комсомольского  собрания в  Академии Наук, куда меня направили из Москвы сразу после  защиты диссертации, нежданно  подкатился здоровенный,  сильно поношенный тип...
                   -  Ты мне понравился! Сразу! С первого взгляда! ,- заставив вздрогнуть и подумать о нехорошем, безапелляционно заявил он. Крепко обняв за плечо, он дохнул в лицо  ядреным  перегаром:
                   -  Я, старый коммунист!,- грозно добавил он и, к моему ужасу , повлёк вниз по лестнице в темно-таинственный институтский подвал. Абсолютно наглая уверенность этого питекантропа буквально парализовала.
                   -  Ухожу, вот, на пенсию,- просипел он, обдав очередной сивушной волной,- но евреев люблю. Среди них тоже, бывает, встречаются  хорошие люди... Всю жизнь благодарить будешь...
                   -  Евреи.. Странный вид сексуальной ориентации,- подумалось мне...
                   -  Буквально затащив меня к плохо освещенной тележке с лозунгом «Слава КПСС», он остановился и , покопавшись, извлёк из кармана пиджака с виду обычный водопроводный кран. Затем, ловко вкрутив  его в корпус тележки, на которой и передвигалась вся эта "Слава КПСС", таинственно произнёс:

                   -  Внутри вмонтирована канистра на 20 литров. Завтра пойдёшь на склад, скажешь от Василича. Тебе выпишут 40 литров отличного спирта...,- он радостно посмотрел на меня..

                      По его лицу было ясно, что я должен  немедленно кинуться на колени и благодарить, благодарить, благодарить...

                   -  Почему 40 литров?,- необдуманно брякнул я,- Вы же сказали, что канистра на 20...?

                   -  Не умничай ! Возьмёшь все 40, - он напористо продолжал инструктаж, - отвезёшь в Ботанический Сад. Ребята вернут тебе через неделю 20 литров целебной настойки на 100 травах ! 50 градусный волшебный бальзам,- Василич закрыл глаза и , сладострастно причмокнув, продолжал,- который ты должен залить вот сюда,- посерьезнев и показав на " Славу КПСС" ,он продолжил - за день, запомни, за день до демонстрации...

                   -  Какой демонстрации? – не понял я.

                   -  С виду ты, вроде, сообразительный, а на деле,- недотепа!,- повысил голос Васильич.- Следующая демонстрация у нас 7 ноября, в день Великой Октябрьской социалистической Революции...

                   -  А на Первое Мая?,- поинтересовался я.

                   -  А как же? Весной повторишь всю процедуру по новой. Главное,
                     никому ни слова! От сердца отрываю...
                     Он со скрипом открутил кран обратно и торжественно передал
                     мне.

                   -  Так, сейчас у нас 1981 год. Когда тебе на пенсию?,
                     неожиданный вопрос поставил меня в тупик...

                   -  Вроде, в 2015 году!,- заулыбался я цифрам, казавшимся тогда
                     нереальными.

                   -  Напрасно скалишься. Не успеешь оглянуться, как все пролетит. Не забудь заранее присмотреть  на комсомольском собрании  надежного парня, лучше еврея, как ты... - В ответ на мое недоумение, он пояснил,- Они, то бишь евреи, меньше пьют. Так надежнее. Дело-то ответственное...

                      Инструкцию Василича я выполнял досконально, по-комсомольски, с полной самоотдачей. Настойка получалась фантастическая. Передвижное панно «СЛАВА КПСС» на каждой демонстрации пользовалось  грандиозным успехом, становясь центром настоящего бесшабашного веселья. Вокруг этого места особенно бурно пелись песни  и танцевались танцы. К моменту прохождения мимо трибун мы орали «СЛАВА КПСС» с пеной у рта, как настоящие фанатики. Однажды , перебрав драгоценного бальзама, я умудрился попасть и под саму тележку.  Она проехалась по ногам и нанесла небольшие, но множественные ушибы. «Слава КПСС» была демократичной. К ней благоговейно прикладывались не только простые смертные младшие и старшие научные сотрудники. Важные директора институтов, их замы, академики и член-корреспонденты Академии Наук ,  заискивая и преданно заглядывая в глаза, со щенячьей благодарностью, вновь и вновь, обращались за ароматными порциями целебного пойла. И, если в серых послепраздничных рабочих буднях  мне требовалось изготовить образцы моих изобретений, новых приборов и приспособлений , то руководство экспериментальных заводов, институтов физики, химии и прочих наук, помня о прошедших и грядущих праздниках, без всякой  волокиты и задержек заставляло своих сотрудников все делать срочно и к моему великому удовольствию. Там, где многим приходилось помногу месяцев ждать, для «главного виночерпия»  все исполнялось за считанные дни и даже часы. Как результат, я здорово прогрессировал и ,как-то, занял престижное первое место в социалистическом соревновании, получив большую Почетную Грамоту. Тогда в Академии Наук  любили подсчитывать баллы за изобретения, научные статьи и внедрения новых разработок...

                     Василич оказался прав. До сих пор признателен ему за тот царский подарок...
                     Понятно, почему  «СЛАВА КПСС»  значит для меня намного больше, чем для обычного советского человека. Жаль,конечно, что в  2015 году, который пришёл  вместе с моим пенсионным возрастом, наступив , в самом деле, как-то, очень уж быстро, мне не суждено было выполнить торжественное обещание, данное незабвенному Василичу...- Найти  в Кишиневе молодого еврейского комсомольца и передать ему секретную эстафету высоких оптимистических технологий, доставивших столько Радости всем окружающим . Тогда, это было по силам , разве что, Творцу всемогущему...


Рецензии