Я - неграмотный!

                   Под Новый 1953 год рядовой пограничного отряда на советско-польской границе Лаврентий Бойко получил звание ефрейтора. За его «спиной» оставался год службы. Зарекомендовал себя пограничник с лучшей стороны: дисциплинирован, исполнителен, на его личном счету числилось несколько задержаний  нарушителей государственной границы.

                   Прошло пару дней и его пригласил к себе начальник отряда:
                 - Поздравляю тебя, Лаврентий Павлович, с повышением в звании. Надеюсь, оно не последнее. Но при одном условии, что ты окажешь маленькую услугу вот этому товарищу.
            
                    Пограничник ничего не ответил, а только повернул голову назад. Там в роскошном кресле сидел с папкой в руках «товарищ» в форме пограничника с погонами майора. «Чего они от меня хотят?» - пронеслось в голове ефрейтора.

                    Когда хозяин кабинета вышел, «незнакомец» предложил приглашённому присесть рядом и попросил:
                    - То, о чём мы сейчас с Вами будем разговаривать должно остаться между нами. Вы меня поняли?
                    - А если ребята спросят, зачем меня сюда вызывали, что им отвечать?
                    - По поводу краткосрочного отпуска, например.
                    - Понял, товарищ майор, я Вас внимательно слушаю.

                   Закурив сигарету, майор достал лист бумаги и приготовился в него что-то записывать:
                    - Ваши фамилия, имя, отчество?
                    - Бойко Лаврентий Павлович.
                    - С таким именем и отчеством, Лаврентий, Вам сам Бог велел нам помогать. Теперь, ближе к делу.

                     Далее сотрудник госбезопасности «нарисовал» перед мысленным взором пограничника картину современного мира. Война-то окончилась победой Советского Союза, но враги, как внешние, так и внутренние не успокоились. Ведут подрывную работу. Особенно опасны «враги народа» внутри государства. 1937-й год, с его слов, хорошенько их «подчистил», но появились новые. Большую опасность представляют для страны Советов скрытые враги внутри компартии, армии и флота.

                  - Вам, товарищ ефрейтор, оказана высокая честь охранять священные рубежи нашей Родины, для этого она Вам и вручила оружие, - продолжал майор. – Я ознакомился с Вашим послужным списком. Вы – смелый человек, неоднократно смотревший «смерти в глаза». Поэтому не зря у Вас на груди блестят две  медали. Не сомневаюсь, прибавится со временем к ним и орден. А то, и не один.

                    Бойко внимательно слушал восхваление в свой адрес, но никак не мог понять, к чему бы всё это? Как вдруг «рассказчик» открыто ответил на его вопрос:
                    - Одним словом, Лаврентий Павлович, предлагаем Вам быть нашим секретным осведомителем.
                  
                    У пограничника чуть было не вырвалось: «То есть, стукачом?», но он вовремя опомнился, прекрасно осознавая, кто перед ним находится. Решил прикинуться дурачком:
                    - А что я должен буду делать?
                    - Вот это уже хорошо, что Вы этим интересуетесь.
                   
                    Немного помолчав, он продолжил:
                    - Как Вам сказать? Всего предусмотреть нельзя, конечно. Но … Вы ведь на границе служите. Вдруг случайно услышите, что кто-то из Ваших сослуживцев собирается «махнуть» на ту сторону. С собранной заранее информацией. Мы об этом должны знать. Или … кто-то в курилке «отправит» нехорошее слово в адрес товарища Сталина. Это слово мы должны «перехватить». А может кто-то продолжает преклоняться перед Троцким, Бухариным и другими злейшими врагами Советской власти, которые в своё время понесли заслуженное наказание. Ну как согласны? Берите вот бумагу, ручку и пишите автобиографию. Потом заполните вот эту анкету о сотрудничестве с нами.
                   
                      Сначала Бойко написал автобиографию, которую чекист никак прочесть не мог. Вы что тут написали, ефрейтор? Я ничего понять не могу? Вас что, в школе не научили правильно, без ошибок писать тексты?
                      - Так точно, товарищ майор, этому помешала война. Я – неграмотный. Из-за этого меня и в комсомол не приняли. Я им тоже не смог написать свою автобиографию. Я, разумеется, осуждаю, например, троцкистов, но различить в человеке, кто он – троцкист, меньшевик, большевик – не смогу. Уж простите меня, безграмотного.
                      - Да, Ваша безграмотность усложняет дело. Но грамотность не нужна, когда Вы слышите, к примеру, как кто-то рядом тихонько ругает самого товарища Сталина, всю Советскую власть. Как Вы поступите в этом случае?
                      - «Морду» обидчику Иосифа Виссарионовича набью. Мало будет, добавлю.
      
                      После этих  слов Лаврентия суровость с лица майора стала сходить, он заулыбался:
                      - Жаль, товарищ ефрейтор, что Вы неграмотный человек, Вы бы нам подошли на все сто процентов. Поверьте моему опыту, не каждый станет бить в «морду» за товарища Сталина, или за Советскую власть. Вы, я вижу, преданный делу Ленина-Сталина человек. Продолжайте им оставаться и впредь. Можете быть свободны.

                  На следующий день ефрейтор-пограничник Бойко отбыл в краткосрочный отпуск к себе на малую Родину. Тем самым доказав любопытным сослуживцам, что его вызывали в отряд по данному вопросу. Хотя ни окружавшие его пограничники, ни он сам не знал, что на имя командования пограничного отряда накануне пришло письмо от мамы Лаврентия, в которой сообщалось о тяжёлой неизлечимой болезни его отца – бывшего бойца Первой Конной Армии. В письме мама убедительно просила командование отпустить на время сына домой попрощаться с родителем. Не будь письма, возможно, никто и не предлагал бы тому быть секретным осведомителем, а в просторечии СТУКАЧОМ.

            Однако всё обошлось: смекалка и находчивость, выручавшие всегда Бойко-младшего, "пришли" на помощь и на этот раз. Помогло и то, что он и письма домой писал точно такие же, как и автобиографию.  С многочисленными  ошибками. Иначе, его «номер» у майора не прошёл бы. Выучиться грамоте, ему рожденному в одном из украинских сёл, попавших в годы войны в немецкую оккупацию, не пришлось. Читать крупными печатными буквами он ещё более-менее мог правильно. Но писать … никак не получалось. Когда ему односельчане говорили: «Учись дальше, Лаврентий», отвечал: «А зачем? Время упущено. Трактор в поле меня и так слушается. Учиться необходимо в своё время в школьном возрасте».

        Когда, спустя годы, дети спрашивали его: « А тот майор тогда кого-нибудь завербовал в «стукачи» из числа пограничников?», отвечал однозначно: «Не знаю». И дети не обижались, они понимали, что страх у отца с того времени так не «улетучился».  Он же, переживший и сталинскую, и хрущёвскую, и брежневскую эпохи «заговорил» в полный голос только в годы Перестройки. Именно тогда уже внуки  узнали о том вызове дедушки зимой 1953 года к майору госбезопасности. Узнали и то, что не всем удалось «выкрутиться» из той нехорошей ситуации, как  их дедушке Лаврентию. С его слов, хотя осведомители те и считались «секретными», но порой «с головой» себя выдавали своими действиями, провоцируя антисталинские высказывания, но сами «выходили сухими из воды». По понятной причине. До поры-до времени.

          Что касается Лаврентия Бойко, то он до самой своей смерти в начале двадцать первого века гордился тем, что не стал «стукачом» и не испортил биографий своим детям и внукам. Ведь, как говорится, «всё тайное со временем становится явным». Лучше жить с чистой совестью, знать, что ты никогда не писал доносы, не предавал друга, сослуживца или просто человека, по неосторожности сказавших что-то «лишнее». В любой ситуации прежде всего надо оставаться Человеком с большой буквы.

13.01.2018 г.

Фото из Интернета

         


Рецензии
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.