Арашол Исхакович Цукерман

Арашол Исхакович Цукерман был с детских лет простоват, и его постоянно обманывали. И кого! Человека, у которого, что по линии мамы, что по линии папы текла в жилах еврейская кровь! Правда, с небольшой примесью армянской – по линии папы. Дедушка Арашола, Арам, был армянином. Папа Арашола при рождении хотел вначале назвать своего сына Арамом – в честь дедушки, но мама Хая сказала, что тогда её папа, другой дедушка, Шолом, может обидеться. В конце концов, было решено назвать новорожденного в честь двух дедушек – Арашолом.
Еще в пятилетнем возрасте Арашол вышел поиграть во дворик, коих в Одессе не перечесть, с новеньким трехколесным велосипедиком, а домой вернулся с большим ржавым гвоздем.
- Арашольчик, - спросила бабушка Роза, - а где твой велосипедик?
- Мы поменялись с Додиком, - ответил Арашольчик.
- На что?
- Вот на этот гвоздик.
Бабушка Роза упала в обморок.
Не помогла после  даже и золотая медаль, с которой Арашольчик закончил школу. Не помог и вузовский красный диплом. Помогла одна пожилая дама, проживающая на Малой Арнаутской, к которой, по совету своей знакомой, мама Хая привела уже бородатого Арашола. Дама зарабатывала на жизнь тем, что составляла гороскопы и занималась магией – и черной, и белой. Короче, черно-белой.
- Что с ним? – спросила дама.
- Жуткий шлемазл! – ответила мама Хая, вытирая платочком слезу. – С рождения.
- Как зовут?
- Хая. Хая Соломоновна.
- Да не вас, а шлемазла вашего.
- Арашолм его зовут. В честь двух дедушек – Арама и Шолома.
Дама усадила Арашола за круглый стол с горящими свечами и поставила перед ним большое квадратное зеркало.
- Напиши свое имя на этом листке, - сказала она Арашолу. – Написал? А теперь положи перед зеркалом. Положил? Теперь читай, что написано на листке, но в зеркале.
- Ло-ша-ра! – прочитал по слогам Арашол.
- Лошара! – воскликнула мама Хая, хватаясь за сердце.
- Вот где был корень твоих бед, мальчик,  – в имени твоем! Если прочитать задом наперед – будет лошара, - сказала дама и, зевнув,  добавила: - Смените ему имя, и всё будет окей. С вас тысяча двести.

А еще через три месяца Семён Исхакович Цукерман загнал за кругленькую сумму залежавшиеся на складе три тонны проржавевших гвоздей какой-то австрийской фирме под видом стопроцентного, химически чистого оксида железа. Плюс к этому он неплохо заработал на очистке складских помещений от старого хлама и его утилизации.


Рецензии
Это 5 баллов по 5-бальной шкале! Еще бы "Исхаковича" заменить... А то Ишаковича напоминает по звучанию, хотя Ишакович может быть и ихней фамилией оказаться.

Юрий Чига   17.05.2018 18:32     Заявить о нарушении
Не буду менять по четырём причинам )))

1. Исхак не ближе к ишаку, чем Исаак.
2. А чем вам ишак не угодил? Нормальное животное, работящее - не то, что какая-нибудь противная кривляка-мартышка.
3. Ишак, и на идише, и на иврите, уверен, звучит иначе.
4. Почему-то именно сегодня мне хочется проявить упрямство, хотя это несколько входит в противоречие с пунктом №2.
Так-то вот! ))

Сергей Савченков   18.05.2018 05:59   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.