Феномен Майкла Харта

     К написанию этого очерка – сначала короткого, а потом превратившегося в многостраничную историческую повесть, меня подвигнуло содержание биографии русского самодержца Петра Великого в книге Майкла Харта «100 самых влиятельных людей в истории».
 
     Вообще-то американец  Майкл Харт – астрофизик. Что занесло его в истори-ческие «джунгли»  - вопрос особый, но сейчас не об этом речь. В 1978 и 1992 годах он опубликовал  книгу, которая сделала его знаменитым. Пишут, что она издана на 15 языках мира общим тиражом, ни много, ни мало, - более полумиллиона экземпляров. И написана она,  заявляют  её  комментаторы,  с целью  ознакомления широких масс с великими людьми.
 
     Нельзя не признать, что столь массовое распространение этой книги явилось весьма эффективным способом внедрения  в головы обитателей нашей планеты изложенных в ней взглядов автора, тем более что  он  заверил читателей будто «книга основана на том, что действительно было в истории».

     Набор героев книги и порядок их размещения весьма своеобразны,  и отражают личное мнение автора. Он и сам пишет об этом  в предисловии ко второму изданию, - «расположение биографий в этой книге зависит, хорошо это или нет, от моего мнения, а не от согласия читателей или экспертов». Думаю, что такую позицию автор занимает не только в отношении расположения биографий, но и в отношении их содержания.

     В книге Вы найдёте  Александра Македонского,  Альберта Эйнштейна, Николая Коперника, Жан-Жака Руссо,  Чингисхана, Наполеона,  многих других,  кого считают великими любой  из образованных и достаточно сведущих людей планеты. Но в  списке  её героев  Вы встретите и Писарро с Кортесом, -разорителей древней цивилизации «нового света»,    и Адольфа Гитлера, и Ленина со Сталиным, и даже  Михаила Горбачева.

     Статус представленных в  книге личностей, то есть степень их «велико-сти»,  соответствует по замыслу автора  их порядковому  номеру. Так, первым в списке назван пророк ислама Мухаммад, третьим – Иисус Христос, четвертым – Будда. Нельзя не увидеть пристрастности составителя  списка. Вторым после Мухаммада  Майкл Харт посчитал возможным поместить  Исаака Ньютона, потеснив тем самым Будду и Иисуса Христа. При всём уважении к Ньютону и его трудам, вопрос о том, кто из этих личностей более велик, конечно же,  дискуссионный, но, как говориться, «на вкус и цвет товарищей нет».
 
     Примечательно, что если Гитлер занимает в списке весьма почётное  39-е место, а Сталин с Лениным  - относительно почётное (соответственно 66-е и 84-е), то Михаил Горбачев числится в последнем десятке - выставлен на «задворки» или «галёрку», - кому как нравится, в зависимости от того горожанин  Вы,  или сельский житель.
 
     По поводу этого «нового героя» в предисловии ко второму изданию   автор писал: «я сделал для себя вывод, что в список выдающихся исторических деятелей  надо внести новое лицо, -  Михаила Горбачева. Его политические действия (как и его бездействие в критические моменты) явились решающим фактором в прекращении холодной войны,  падении коммунизма и в разрушении Советского Союза. Принимая во внимание огромную важность указанных событий, я  поместил его биографию  под № 95, пониже Ленина, но выше некоторых известнейших исторических деятелей прошлого…».
 
     Интересна оговорка, которую при этом сделал  автор: «В мире еще су-ществует несколько коммунистических государств — Вьетнам, Северная Ко-рея, Куба, Лаос, КНР, но ни одна из этих стран не является очень сильной и экономически стабильной». Это заключение, особенно в части прекращения холодной войны, и «не очень-то сильных и экономически стабильных Северной Кореи и КНР» весьма забавно выглядят сегодня, в свете событий, вызванных действиями новоизбранного  американского президента Трампа.
 
     Нет, как не говорите, а Майкл Харт явно не Нострадамус и не баба Ван-га,  хотя, - пишут эксперты, его очень волновала проблема будущего, чему даже была посвящена одна из трёх написанных им книг.

     Несмотря на то, что Россия  до недавнего времени занимала, как известно,  «1/6 часть суши», она представлена в списке Майкла весьма скромно, - всего лишь четырьмя «героями». Кроме  Ленина со Сталиным и Горбачева на 88-ом месте числится еще  Петр I.  Довольно низкий статус  Петра автор книги объясняет тем, что  его влияние  сказалось  лишь на истории одной страны – России.

     Следует ли удивляться тому представлению о Петре Великом и России того времени, какое  сложилось под влиянием этой книги у современного европейского обывателя. Причем не только у обывателя иноземного, но  и у наших соотечественников, падких на заключения западных  экспертов.

                                      *

    Что же конкретно написал Майкл Харт  о России времен Петра I?   Пересказывать полностью приведённую там биографию русского самодержца нет необходимости. Остановимся лишь на  оценке автором состояния России  того времени и   «главных  деяний» Петра.

     В 1689 году, - пишет  Харт,  «Россия была  страной, на века отставшей от Европы почти во всех областях.… Духовенство было невежественным, литературы почти не существовало, математика и другие науки игнорировались или презирались. В отличие от Западной Европы, где расцветали литература и философия, …  Россия была почти средневековой….

     В 1697–1698 годах  Петр  путешествовал по  Европе ….  Вернувшись, привёз с собой множество европейских специалистов,  и  начал   реформы….  Во время царствования Петра, - пишет далее интерпретатор русской истории, -   был построен первый русский флот;  реорганизована на  западный манер армия;  войска были снабжены униформой и современным оружием».  И  делает заключение, что своими связями  с Европой русские люди обязаны главным образом  проводившейся Петром политике европеизации. Именно она явилась, по мнению автора,  «главным фактором в превращении России в великую державу, а Петр Великий, благодаря этому,  стал известен, как наиболее выдающийся русский царь».

     Прочитав этот «бред сивой кобылы в лунную ночь», я пришел к выводу, что это писал  дилетант, весьма поверхностно знакомый с историей России.  Или же автор сознательно вводит читателя в заблуждение, вешает ему, как нынче говорят, «лапшу на уши».
 
     Дело в том, что ко времени знакомства с литературным творением Майкла Харта, - его книгой «100 самых влиятельных людей в истории»,  я уже   достаточно хорошо был знаком с историей России XVI-XVII веков. Во всяком случае,  знал о том, что  меры по реорганизации русской армии «на западный манер» (создание полков «нового - иноземного строя», - солдатских, рейтарских и драгунских) были  предприняты  государем Михаилом Федоровичем Романовым   еще задолго до рождения Петра.  Что уже в то время полным ходом шло перевооружение армии. Оружие в русской армии  в то время было  как западного, так и отечественного производства.  Во второй четверти XVII века началось собственное производство мушкетов и «винтовальных пищалей» (с нарезным стволом), получивших впоследствии название «винтовка».
 
     Что же касается артиллерии, то активное её совершенствование началось  еще при  Иване Грозном,  и в течение нескольких столетий русская артиллерия оставалась самой сильной в мире. Это в полной мере признавали и европейские специалисты-оружейники, стремившиеся перенять опыт России.  К тому времени в русской армии (на  100 лет раньше  чем в европейских!) уже имелась штатная полковая артиллерия. Производство оружия в допетровской Руси было высокоразвитым, при этом   поставлялось оно  и в западные страны. Так, в 1646 году только Тульско-Каменские заводы продали в Голландию 600 орудий,  на следующий год - ещё 360. За границу поставлялись чугунные пушки и мушкетные стволы, шпаги, ядра и  бомбы.

     Поэтому содержащееся в книге Харта заявление о том, что русская армия была реорганизована «на западный манер», снабжена униформой и современным оружием лишь во время царствования Петра, и что он «направил русских в ту сторону, о которой они ранее и не помышляли», не могло не вызвать у меня возмущения своей исторической безграмотностью.

     Не соответствовало действительности и заявление Майкла Харта о том, что «первый русский флот» был построен тоже лишь  во время царствования Петра.
Жители Великого Новгорода  плавали по Балтийскому и северным морям еще в XII – XV веках, и, стало быть, был у них и свой флот.  В  XII веке на берегу Северной Двины был построен город Холмогоры, где получило развитие   судостроение, имелись лесопилки, жители занимались смолокурением и плотничеством. На ежегодных ярмарках там велась торговля мехами, солью, смолой и рыбой, - продуктом речного и морского промысла.  А в 1584 году  в устье реки был основан еще один  город, -  Архангельск. Быстрый рост судостроения и развитие торговых отношений с западными странами  сделали его серьёзным соперником Холмогор. Таким образом, в северном русском  Поморье строительство промысловых судов имело многовековую историю.

     Добавьте к этому, что Иван Грозный одно время (правда,непродолжительное)  имел еще и наёмный военный флот под командой датского корсара Карстена Роде, который  успешно захватывал и топил шведские корабли во славу российской и датской короны. К сентябрю 1570 года под его командованием  находилась уже целая эскадра, состоявшая из шести вооруженных судов с  укомплектованными экипажами, в которые входили не только датчане, но и русские люди, – холмогорские  поморы и стрельцы Пушкарского приказа вместе со своими пушками.

     Регулярного собственного военного флота допетровская Русь действительно не имела, но  опыт военного судостроения  к концу XVII века у русских людей уже был. Еще в 1658 – 1659 гг. русские корабелы под руководством ливонского воеводы  боярина А. Л. Ордын-Нащокина построили на Западной Двине для местной флотилии несколько военных судов. С утратой Россией этой части Прибалтики он принял меры по   их уничтожению.
 
     Несколькими годами позднее (в 1667 году, – за пять лет до рождения  будущего российского самодержца Петра Алексеевича)   по инициативе того же Ордын-Нащокина в селе Дединово на реке Оке были построены военные корабли - фрегат «Орел»,   яхта и две шнявы (небольшие двухмачтовые суда, шхуны). Они были  предназначены для защиты торгового пути из стран Востока по Каспийскому морю и Волге. К слову сказать, фрегат «Орёл» кроме основной корабельной артиллерии, состоящей из 22 «затинных пищалей»,  был оснащен еще и малокалиберными пушками для абордажного боя, которые устанавливались по планширям фальшбортов и ограждений палуб носовой и кормовой надстроек.

     Вооружение членов экипажа корабля,  - 23 матросов и 35 стрельцов, состояло из ручных русских пищалей, 40 мушкетов, 40 пистолетов и нескольких корзин ручных гранат.
 
     Обо всём этом, как и о не соответствующих действительности  заявлениях Майкла Харта о  «невежественности русского духовенства», «почти полном отсутствии литературы, «игнорировании или презрении» русскими людьми математики и других наук, и вообще о многовековой отсталости России и её «дремучести», будет сказано далее по тексту более подробно и аргументированно.Вместе с тем  искажение  Майклом Хартом  русской истории, особенно в свете  высокой  популярности его  книги, поневоле вызывает желание разобраться, что было тому причиной, является ли это только лишь досадной оплошностью  автора-дилетанта, или за этим кроется нечто большее.

                                     *

     Кто же он такой этот Майкл Харт?  Чем вызвано такое несоответствие   представленной в его книге истории допетровской России общеизвестным историческим фактам? И вообще насколько он профессионален при изложении вопросов мировой истории. Почему его называют еще и астрофизиком, то есть человеком хотя и уважаемой в наше время профессии, но весьма  далекой от мировой истории? Без ответов на эти вопросы, как мне кажется,  невозможно объяснить феномен популярности  его книги,  полумиллионного её тиража.

     Прежде всего, я попытался выяснить, что заставило его сменить профессию астрофизика на профессию публициста-историка. Как это ни удивительно, но при многочисленных тиражах прославившей его книги,  о самом авторе, его профессиональной деятельности и личной жизни сведений в литературе оказалось чрезвычайно мало, - почти никаких. Во всяком случае,  в публикациях на русском языке. И носят они  малосодержательный, кургузый характер.
 
     Удалось узнать лишь, что он американец еврейского происхождения, родился в 1947 году,  учился в Иллинойском университете и проживал в городе Убране штата Иллинойс. Майкл, без сомнения, был  весьма одарённой творческой личностью. Пишут, что  он проявлял интерес  к любой новой технологии, будь то радиоприемник, видеоплеер или персональный компьютер,  и часто собирал электронные устройства из списанных деталей.
 
     Еще в студенческие годы  он  показал себя способным программистом, и в 1971 году  получил неограниченный по времени доступ к мейнфрейму Xerox Sigma V, построенному в лаборатории по изучению материалов. Мейнфрейм – это  высокопроизводительный компьютер (тогда еще говорили – ЭВМ) со значительным объёмом оперативной и внешней памяти.
 
     Став  как-то обладателем текста американской «Декларации независимости», Майкл подумал, что неплохо  было бы  перепечатать ее в вычислительной системе и распространить среди своих друзей. Так  и сделал, -  собственноручно перепечатал  текст Декларации, а затем распространил её электронный вариант среди других участников  Arpanet (местная компьютерная сеть, созданная в 1969 году Агентством Министерства обороны США, - прообраз современного интернета). Так впервые была опробована идея электронной книги.
 
     Оценив перспективу своего изобретения, в декабре 1971 года  Майкл основал так называемый  «Проект Гутенберг»  (проект предусматривавший оцифровку и сохранение в текстовом формате различных произведений мировой литературы). С этого момента и на протяжении последующих 40 лет, - до самой его смерти,  вся жизнь Майкла Харта была посвящена созданию и распространению литературы в электронном виде.

     За 10 лет, последовавших за созданием электронной версии «Декларации независимости», работая самостоятельно,  Харт оцифровал  «Биль о правах», «Конституцию Соединенных Штатов», «Библию» и уж не известно из каких соображений  -  книгу «Алиса в стране чудес». Может быть потому, что эта книга считается одним из лучших образцов литературы в жанре абсурда. В ней используются многочисленные математические, лингвистические и философские шутки и аллюзии. Тем самым Майкл Харт, видимо, хотел продемонстрировать  оригинальность и независимость своих суждений.

     В этот же период им была написана и оцифрована (скорее всего – набрана сразу в электронном виде) и его книга «100 самых влиятельных людей в истории», поскольку в 1978 году уже состоялось её первое издание.



     Несмотря на то, что Майкла Харта почти повсеместно  называют еще и  учёным-астрофизиком,  я нигде не мог найти сведений о его астрофизической  деятельности,  пока, наконец, не встретил это имя среди сотрудников Центра Годдарда - крупнейшей организации ученых и инженеров в США, изучающей Землю, Солнечную систему и Вселенную с помощью космических инструментов. В ряде статей астрофизик Майкл Х. Харт назывался среди участников обсуждения проблемы внеземных цивилизаций. В частности в декабре 1974 года (то есть тогда, когда «наш» Майкл С. Харт увлечённо занимался оцифровкой «Библии» и сбором  материалов для своей книги «100 самых влиятельных людей в истории»), Майкл Х. Харт - астрофизик  выступил на научной конференции с докладом «Объяснение отсутствия инопланетян на Земле».
 
     Впечатляющая разница в их профессиональных интересах заставила меня  заподозрить, что это разные люди, просто  тёзки-однофамильцы;  и Майкл-астрофизик не имеет никакого отношения к Майклу Стерн Харту – изобретателю электронной книги и автору книги «100 самых влиятельных людей в истории».

     Окончательно я утвердился в этом, когда узнал, что Майкл Х. Харст-астрофизик  на 15 лет старше Майкла Харта – изобретателя электронной книги, - он родился в 1932 году. И что они проживали и труди-лись в разных штатах Америки, разделённые более  чем тысячью километ-ров:  один – близ Великих озёр в штате Иллинойс,  другой – в штате Мери-ленд у восточного побережья.

     Возникшая путаница была вполне объяснима, поскольку такое  имя и фамилия, – Майкл (Михаель) Харст, весьма распространены в Американских штатах и Британии. Не говоря уж о рядовых людях, в интернете с таким именем-фамилией можно встретить и именитого судью (в Британии), и прославившегося шотландского футболиста, и американского политика (в штате Мичиган США), и знаменитого британского гребца – участника Олимпийских игр 1972 года.
   
     Видимо, кто-то из публицистов  еще в 70-е годы, допустив по небрежности  и невнимательности такое смешение, сделал эту ошибку хронической, повторяемой теперь многими его последователями. Можно ли при таком раскладе удивляться ошибкам в трактовке исторических событий далёкого прошлого?

                                      *
    
     Семилетний период между созданием  электронной версии «Декларации независимости» и выходом в свет первого издания  книги «100 самых влиятельных людей в истории»  это конечно не семь дней, - срок достаточно большой. Но и объём работы, которую выполнил за это время Майкл Харт,  вызывает восхищение.

     Он за эти годы инициировал разработку  «Проекта Гутенберга» по созданию и распространению универсальной электронной библиотеки. (Тоже, наверное, немало пришлось побегать, проявить красноречие и способность к убеждению, - дело было новое, не во всём и не для всех понятное). Поначалу,  занимаясь этим в одиночку, оцифровал  «Биль о правах», «Конституцию Соединенных Штатов», «Библию»  и   «Алису в стране чудес». Работа шла медленно,  добавлялось примерно по книге в месяц.

     Но, без сомнения,  больше всего времени  потребовал сбор и предварительное оформление материалов для задуманной им  книги об  исторических  личностях, чье влияние на историю человечества было особенно заметным. С  действиями и поступками этих людей на исторической арене нужно было ознакомиться по литературным источникам.

     Представьте себе, сколько ему пришлось прочитать и выполнить сравнений, прежде чем он смог сделать вывод о степени влияния той или иной личности на историю человечества (пусть даже и субъективно, -  только лишь как мнение  самого Майкла Харта). Ведь в перечень ста избранных им лиц  включено всего лишь около полупроцента от (с его же слов)  примерно двадцати тысяч человек, упомянутых в биографических словарях.
 
     После этого сделать выборку материалов для задуманной книги, сопроводив её собственными комментариями, и  оцифровать текст подобно тому, как он это сделал с текстом «Конституции Соединенных Штатов» и «Библии». Впрочем, возможно Майкл  всё это выполнил  сразу в электронном варианте. Но даже и тогда при высочайшей работоспособности и усердии можно ли было выполнить такой объем работы за названный период времени? Впрочем, рассудите сами.

     Даже если Харт приступил к работе над книгой в 1974 году, посвящал ей ежедневно по 4 часа и при этом из 25000 лиц, упомянутых в биографических словарях, половину исключил сразу, как не соответствующих замыслу автора. То  и в этом случае (это легко подсчитать) на ознакомление с историческими действиями и поступками каждого из лиц оставшейся половины у Майкла было в среднем немногим более двадцати минут.
 
     Разумеется, на поиск материалов о таких личностях, как Франсиско Писсарро или  Джордж Вашингтон,  оказавших влияние  на  историю Америки, о которых он был наслышан и начитан с детства,  Майкл времени не терял, - сразу же включил их биографии в состав книги. Однако вряд ли он мог так же поступить с прославившимися деятелями древнего мира (типа Аристотеля или Евклида), мировой науки и техники (Исаака Ньютона, Иоганна Гутенберга или Альберта Эйнштейна), корифеев искусства (Жан Жака Руссо или Людвига Ван Бетховена и им подобных),  или  мировой политики (Гитлер, Ленин, Сталин; хотя бы тот же Михаил Горбачёв), - личностями, проявившими себя в областях весьма далёких от его собственной профессии. Для ознакомления с их «деяниями» посредством литературы требовалось немало времени. Лишь после этого он мог  принять решение о включении их в задуманную «сотню самых влиятельных», и определиться с их рейтингом. А после этого еще и  сделать выборку биографического материала, оцифровать её,  снабдив  комментариями. Гигантская работа!

     Я рассматриваю  всё это с такими подробностями,  чтобы убедиться самому и убедить читателя в том, что у Майкла Харта просто не было физической возможности сделать объективную оценку исторических событий, происходивших в России накануне вступления на престол Петра I. В свете задачи, которую Майкл Харт перед собой  поставил при написании  книги,  российский царь Петр  был  для него личностью третьестепенной, хотя и не безынтересной. Но у него не было ни времени, ни, по всей вероятности, желания объективно проанализировать и оценить события в России того времени. И он включил в книгу  те биографические сведения о Петре Первом, которые были «в ходу» у его соотечественников-американцев, и которые пришлись  «по душе» ему самому.
 
     Что же касается полноты и объективности изложения  исторических событий, то автор относился к этому философски.  Собранный в книге  мате+риал он не считал истиной в последней инстанции. В предисловии ко второму изданию книги он самокритично писал: «если бы даже мое знание истории прошлого было совершенным, то все же понадобилось бы кое-что исправить и дополнить ….   Однако мои знания о событиях, происшедших к 1978 году, были далеки от совершенства …».
 
     В том же предисловии  Майкл  многословно и красноречиво (но при всём этом, на мой взгляд, - неубедительно) пытался объяснить читателю принципы, которыми он руководствовался при выборе  её героев и определении их рейтинга, - очерёдности  размещения в тексте. Но, в конце концов, вынужден был  признать, что они отражают лишь личное мнение автора, писал: «расположение биографий в этой книге зависит, хорошо это или нет, от моего мнения, а не от согласия читателей или экспертов».

     Я не единственный, кто посчитал объяснения автора неубедительными. «Технология выбора» Майклом влиятельных исторических лиц не удовлетворила  многих читателей, прежде всего читателей с научным складом ума. В качестве альтернативы  профессором компьютерных наук компании Google Стивеном Скиена и инженером программного обеспечения Чарльзом Б. Уорд   был создан алгоритм, который распределял исторические личности по показателям  Википедии, - длине статьи, читаемости и т.п., которые отражают, по мнению авторов,  достижения и известность исторических деятелей.  На этой основе  ими была разработана соответствующая компьютерная программа, исключившая, по мнению разработчиков, фактор субъективности, и выполнена компьютерная обработка вышеназванных показателей Википедии.
 
     По результатам выполненных работ была написана книга «Кто значимее?»  Так вот в списке ста значимых для мировой истории лиц, представленных в этой книге, Петра Великого  нет вообще, остались лишь Ленин со Сталиным. Это даёт  читателям основание думать, что у России досоветского периода вообще не было никакой истории и никаких значимых для мировой истории деятелей.

     Степень «объективности» подобного рода исследований, основанных на желании роботизировать процесс, - еще меньше, чем в работе Майкла Харта. Объясняется это просто: поскольку авторы основывались на содержании англоязычной версии Википедии, то и составленный ими список включал в себя самые важные исторические фигуры  западной истории.

     Жизнь, таким образом, показывает, что для объективной оценки исто-рических событий прошлого, как впрочем, и настоящего, необходимы не ро-ботизированные системы, а человеческие мозги!

     Популярность книги Майкла Харта, несмотря на  его субъективизм, а может быть как раз благодаря его откровению, превзошла все ожидания. Пишут, что она была издана на 15 языках мира общим тиражом более 500 000 экземпляров.
     Наверное,  у каждого, кто об этом прочел, невольно проскользнула мысль, что прославившая Майкла книга сделала его миллионером. Могло ли быть иначе в Америке, где знаменитая четвёртая заповедь Генри Форда, - «любой труд должен быть справедливо оплачен», является святым принципом американской жизни.

     Так вот – ничуть не бывало. Вот что  пишут  в  вышеупомянутых куцых  публикациях  о  жизни Майкла Харта: «Поддерживал себя материально за счет небольших работ, собирая пожертвования для своего детища - «Проекта Гутенберг». … Избегал расходов на врачей, предпочитая домашние средства. Собрал много компьютеров и стерео систем, другой аппаратуры, часто из вышедшего из употребления оборудования, жертвуя собственной роскошью ради борьбы с безграмотностью и сохранения доступа общественности к информационным ресурсам. Вел жизнь, близкую к бедности, питаясь, в основном, бобовыми консервами. … Умер 6 сентября 2011 г. от сердечного приступа в своём доме в Урбана, штат Иллинойс. Ему было 64 года».

     Как же так?  А куда же девались его  гонорары? Или, может быть, речь идет о начальном периоде его деятельности, еще до издания прославившей его книги? Но тогда почему в его  биографии ничего не сказано о более позднем времени? Был ли он женат, остались ли у него дети-наследники? Удалось ли ему сколотить дружную команду помощников-единомышленников, вместе с ним осуществлявших реализацию «Проекта Гутенберга»; стать владельцем собственного издательства, или высокопроизводительного компьютерного центра?
 
     Понятно, что за реализацию Проекта Гутенберга он никаких гонораров не получал по определению. Но  из его короткой и на удивление однообразной биографии, повторяемой в разных источниках,  следует, что не получал он их и за издание своей книги, а если и получал, то, как говорится, -  «с гулькин нос».

     В чём же дело? Ведь    в предисловии ко второму изданию книги он с удовлетворением  писал, что и «… через двенадцать лет после первой публикации … эта книга по-прежнему пользуется спросом и переводится на иностранные языки…». Нет необходимости искать издательства, в которых опубликована эта книга на пресловутом «Западе», поскольку русскому читателю известно, что в  1998 году она огромным тиражом была издана московским издательством  «Вече»,  -   16000 экземпляров!
 
 
     Посмотрите на фотографию Майкла. Ведь этот жизнерадостный оптимист ничуть не похож ни на несчастного бедняка, ни на скупого рыцаря.  Пишут, что одним из его любимых афоризмов было высказывание  Бернарда Шоу: «Разумный человек приспосабливается к миру, неразумный  - приспосабливает мир к себе. Поэтому весь прогресс зависит только от людей неразумных».  Харт с гордостью относил себя ко второй группе. Вряд ли человек с таким чувством юмора и самоиронии  избегал встреч с журналистами, и потому его жизнь оказалась скрытой от любопытствующего читателя.
     Нет, здесь явно что-то не так, - не соответствует действительности или недосказано.
 
     Или, может быть, его книга стала особенно популярной и  выдержала множество дополнительных изданий, а сам  он  прославился уже после  своей смерти? Тогда  вся прибыть от издания книги, включая несостоявшиеся ввиду  отсутствия наследников гонорары,  была оприходована и использована счастливыми издателями в своих целях и по своему усмотрению.
 
     Не правда ли, - интересный вариант. Ведь согласно экономической теории Карла Маркса (тоже, к слову сказать, героя его книги) это уже эксплуатация Майкла Харста владельцами издательств, как собственниками средств производства, - полная противоположность  знаменитой четвёртой заповеди Генри Форда. Такой вот интересный парадокс капиталистического Запада!

     Приступая к написанию очерка, я ставил своей целью узнать, является ли заключение Майкла Харта о многовековой  отсталости России от Запада в петровское время  всего лишь мнением  автора-дилетанта, или за этим кроется нечто большее.

     Так вот, после ознакомления с историей его жизни, я проникся сочувст-вием к этому человеку – умнице, талантливому изобретателю,  оптимисту, неутомимому в достижении поставленной цели. Правда,  вместе с тем излишне самоуверенному, зараженному вирусом великости Европы и  Американских штатов,  снисходительно-пренебрежительно относившемуся  к  малознакомому  и непонятному ему миру Востока. Впрочем, критическое отношение  на Западе к России существовало можно сказать всегда, и в этом он не являлся первопроходцем.
 
     Я не нашел в действиях Майкла Харта  какого либо особого, враждебного России замысла. Не будучи профессиональным историком, он в дополнение к  своим «электронно-техническим»  способностям проявил еще и недюжинные способности предпринимателя.
 
     Его предпринимательский талант выразился, прежде всего, в обнародовании идеи книжного замысла, -  «сотня  самых- самых…». Казалось бы – чего проще. Но в том-то как раз и состоит талант первооткрывателя. Вы только посмотрите, сколько последователей подхватили эту его идею. В одном лишь  московском издательстве «Вега» начиная с 1998 года, выпущено более 380 наименований книг этой серии, ставшей лидером продаж: «Сто великих полководцев», «Сто великих побегов», «Сто великих криминальных историй», «Сто великих сражений», «Сто великих любовниц» … и так далее, и тому подобное, чуть ли не до бесконечности. Трудно даже представить себе скольких людей он облагодетельствовал, сколько авторов должны быть обязаны Майклу Харту своей славой и материальным благополучием.

     Только ли этим вызвана феноменальная популярность книги Майкла Харта? В чём столь привлекательная её особенность? Так вот её особенность, предопределившая её популярность,  состоит в том, что автор высказал в ней то, что он него хотели услышать его соотечественники и единомышленники. И в этом тоже проявился талант Майкла, как предпринимателя.

     Что же касается оценки  деятельности  Петра Великого, степени развитости России того времени  и влияния на неё Запада, то нет никаких оснований рассматривать книгу Майкла Харта, как достоверный для такой работы исходный материал.

                                                          Продолжение следует


Рецензии
Интересно и очень познавательно.

Севинч Севинч   28.05.2018 20:26     Заявить о нарушении